Контакты
Карта

Когда возникли Варяги и куда ушли они в 14-м вѣке, такъ что имя ихъ утратилось совершенно для исторiи?

Когда появились первые варяги, неизвѣстно, но должно думать, что во время силы и процвѣтанія Винеты, когда торговля на сѣверѣ была еще въ рукахъ однихъ славянъ.

Смотря по мѣрѣ распространенія торговли между скандинавскими государствами, явились и варяги датскіе, шведскіе и норвежскіе; торговля англійская образовала своихъ варяговъ, а бѣломорская породила варяговъ-готовъ, сидѣвшихъ въ сѣверной Финляндіи, и варяговъ-оурманъ, сидѣвшихъ въ заливѣ Бѣлаго моря, называвшагося въ то время Урманскимъ, а нынѣ Мурманскимъ.

И такъ варяги и въ отношеніи къ торговлѣ требовались вооруженные. Выгоды, получаемыя отъ торговли, обезпеченной отъ разграбленія морскими разбойниками, давали возможность производить значительную плату варягамъ, а выгодность варяжничества привлекала постоянно новыя лица въ кругъ этого дѣйствія, слѣдовательно должны были образоваться дружины; а какъ дружины немогутъ быть безъ начальника, то у нихъ появились и начальники, управлявшіе ихъ дѣйствіями. Наконецъ избытокъ варяговъ противъ требуемаго ихъ числа заставлялъ ихъ искать другія должности военныя, въ видѣ наемнаго войска, а недостатокъ и въ такихъ мѣстахъ вынуждалъ ихъ самихъ пускаться на грабежи и насилія, какія мы видимъ изъ исторіи совершившимися въ Новогородской области и на берегахъ Каспійскаго моря. Впрочемъ и раздоры ихъ съ торговцами могли также быть причинами учиненныхъ ими насилій.

Собственная же торговля варяговъ, образовавшаяся позднѣе ихъ варяжничества, могла также и въ свою очередь увеличивать ихъ число, но оно съ 13-го вѣка стало упадать по какой то особой причинѣ; на путяхъ торговыхъ мы ихъ уже съ 1241 года вовсе не находимъ и только въ послѣдній разъ они являются въ Царьградѣ, въ видѣ тѣлохранителей въ 1325 и 1380 годахъ, за тѣмъ совершенно изчезаетъ ихъ имя изъ исторіи.

Этого и должно было ожидать по ходу торговли. Образовался новый торговый союзъ, подъ именемъ ганзейскаго или Ганзы и можетъ быть ссора новогородцевъ съ варягами была и поводомъ къ составленію этого союза (Chronicon slavorum до 1209 года. Helmold). Но разсмотримъ этотъ вопросъ нѣсколько подробнѣе. Сначала торговля сѣвера Европы была въ рукахъ однихъ славянъ. Морскіе разбойники грабили торговыя суда и тѣмъ вынудили торговцевъ вооружать свои корабли, и явились для того варяги, какъ защитники купеческихъ кораблей, какъ отражатели хищническихъ нападеній. Мало по налу входили въ торговлю скандинавы и англы; явились и ихъ охранители, принявшіе названіе варяговъ. Выгоды торговли побудили и варяговъ самихъ снаряжать свои собственныя торговыя суда и заниматься торговлею; имъ послѣдовали германцы двинутые къ этимъ занятіямъ побужденіями Карла Великаго. И вотъ въ 1241 году образовался Ганзейскій союзъ, въ который вошелъ и Новгородъ; этотъ союзъ достигъ въ 1250 году высочайшей силы своего развитія; онъ имѣлъ тогда 1,000 собственныхъ кораблей и до 20,000 собственнаго охраннаго на корабляхъ войска. Этимъ какъ варяги-охранители такъ и варяги-торговцы вытѣснены были изъ круга дѣйствія своего, и мы видимъ ихъ уже только какъ тѣлохранителей въ Византіи. Ибо самый Новгородъ, какъ одинъ изъ главнѣйшихъ союзныхъ городовъ Ганзы, вѣроятно, болѣе всѣхъ препятствовалъ торговлѣ варяжской. Когда же наконецъ миновала надобность въ нихъ и въ Византіи, то состарѣвшаяся тамъ послѣдняя дружина варяжская разбрелась по домамъ, и громкое нарицательное имя ея кануло въ лету.

Иначе быть не могло; ибо куда же дѣвалось это множество варяговъ, разсѣянныхъ по главнымъ торговымъ морямъ и рѣкамъ Европы? Они никуда не выселялись, на нихъ не было моровой язвы, а ихъ нѣтъ. Если отвергнутъ это мнѣніе, то мы ставимъ новый вопросъ: гдѣ же остатокъ варяговъ и какъ ихъ называютъ?

Ганза имѣла также свою торговлю и свое войско. Еслибъ бытъ Ганзы не былъ такъ близокъ къ намъ по времени, то, можетъ быть, и объ ганзеатахъ мы дѣлали бы теперь такія же розысканія, какъ и объ варягахъ. Но разсмотрите хорошенько и вы увидите, что обстановка варяжничества, ганзейства, торговли соединенной нидерландской, португальско-испанской и наконецъ остъиндско-англійской имѣютъ нѣчто общее характеристическое, торгово-воинственное, обнаруживающееся кой-гдѣ притѣсненіями и насиліями. Торгово-военные флоты всѣхъ этихъ сообществъ нерѣдко съ угрозами стояли передъ чуждыми столицами, для вынужденія какаго либо торговаго трактата. Даже самое паденіе всѣхъ этихъ торговыхъ обществъ имѣло одну общую характеристическую черту - это была высочайшая степень дерзости, съ каковою они требовали выгодныхъ для себя торговыхъ трактатовъ. И Англія, говорящая теперь устами остъиндской своей компаніи, уже дошла до той степени дерзости, для которой нѣтъ далѣе хода, кромѣ раковаго.

Пояснивъ, сколько возможно было, сущность варяговъ и варяжничества, намъ уже легче опровергнуть мнѣніе скандинавомановъ о варягахъ. Приступимъ къ тому.

Въ лѣтописи Нестора, по древнѣйшему, лаврентьевскому списку, сказано, что варяги были: Русь, Свое, Англяне, Оурмане и Гьте. Скандинавоманы утверждаютъ, что Русь была скандинавскаго племени. Первое начало этому мнѣнію положилъ Байеръ, не знавшій ни русскаго, ни славянскаго языковъ. Не мало трудился этотъ ученый надъ шведскимъ лексикономъ, чтобы выпытать у него слово, которое хотя бы косвенно и съ натяжкою можно было поставить корнемъ слову варягъ; наконецъ, разсерженный неудачею, что словарь не поддается его капризному замыслу, сказалъ: «я утверждаю, что русскія лѣтописи называютъ варягами готландцевъ, шведовъ и норвежцевъ. Байеръ думалъ голымъ словомъ «утверждаю» придать исполинскую силу своему мнѣнію, но вмѣсто того подвергъ себя только осмѣянію предъ судомъ критики.

Шлецеръ, преемникъ его мысли и въ послѣдствіи каѳедры, также не нашелъ никакого доказательства на мнѣніе Байера, и диктаторски изрекъ: «варяги - Русь должны быть шведы.» Но какъ мыслилъ Шлецеръ объ русской исторіи, мы уже высказали въ І-мъ выпускѣ этого труда, а потому перейдемъ къ Карамзину. Онъ пишетъ: «историки находятъ основательныя причины думать, что Несторовы варяги-Русь обитали въ королевствѣ шведскомъ, гдѣ одна приморская область издавна называлась Росскою (Rosslagen).

Карамзинъ, выразившись такъ неокончательно, явно показываетъ тѣмъ, что онъ самъ не надѣялся рѣшить этотъ вопросъ и потому высказалъ свою мысль такъ, что и скандинавоманы и противники ихъ могутъ толковать мнѣніе его въ свою пользу. Первые могутъ сказать: Карамзинъ соглашается, что варяги - Русь обитали въ королевствѣ шведскомъ, въ области Рослагенъ и къ этому прибавятъ отъ себя: «слѣдовательно были шведы». Вторые могутъ сказать, что Карамзинъ не включаетъ себя въ число историковъ, которые находятъ причины такъ думать; а притомъ варяги - Русь могли жить и въ Рослагенѣ, не бывши шведами, а какъ онъ и не называетъ ихъ таковыми, то они славяне.

По этому заключеніе Карамзина становится нейтральнымъ въ спорѣ о племени варяговъ-Руси; ибо онъ не высказалъ рѣшительнаго мнѣнія о нихъ.

Венелинъ, столь много внесшій свѣта, своими розысканіями, въ древнюю исторію славянъ, въ розысканіи о варягахъ сдѣлалъ большую ошибку, принявъ ихъ всѣхъ за славянское племя, тогда какъ славянскаго племени были только Руссы и Оурмане и, можетъ быть, Геты или Готы, если изслѣдованія докажутъ вѣроятность нагляднаго заключенія о ихъ славянствѣ.

Полевой увѣрялъ насъ, что будто лѣтописи русскія называли всѣхъ варяговъ скандинавами. Но гдѣ же эти лѣтописи, недоступныя для насъ? Мы знаемъ много лѣтописей, въ которыхъ нѣтъ этого. А каково вамъ покажется такое опредѣленіе: историкъ сперва опредѣлилъ свойства варяговъ, а потомъ свойства призвавшихъ ихъ славянъ, но замѣтивъ, что эти два опредѣленія противорѣчатъ послѣдовательной обстановкѣ лицъ, онъ прибавляетъ: варяги утратили свои народныя, отличительныя черты, а Руссы все переняли у варяговъ, все варяжское привилось къ нимъ. Такимъ заключеніемъ онъ поставилъ вопросъ въ число неопредѣленныхъ: можно думать, что или варяги поглупѣли отъ Руссовъ, или что Руссы поумнѣли отъ варяговъ, или и то и другое случилось вмѣстѣ.

Эверсъ былъ того мнѣнія, что варяги были наемные солдаты, и что побывавъ въ Греціи, они тамъ получали названіе варяговъ. Его ошибка въ томъ, что онъ считаетъ слово: «варягъ» греческимъ, и варягамъ ничего, кромѣ военной службы, не приписываетъ.

Шафарикъ утверждаетъ, что будто въ русскихъ лѣтописяхъ сказано, что варяги-Руссы германо-норманскаго племени. Но по всему видно, что Шафарикъ читалъ Нестора только въ шлецеровской передѣлкѣ, а не въ оригиналѣ. Шафарикъ не могъ бы истолковать на выворотъ факта, исторической критикой неопровержимаго; а предположенія, что онъ сдѣлалъ это по невниманію къ предмету, мы не смѣемъ допустить, по любви его къ истинѣ и по глубокому знанію дѣла исторической критики. Но, можетъ быть, что и кромѣ Шлецера, его руководилъ еще какой либо другой скандинавоманъ.

Однако же не простительно Шафарику, что онъ, зная языкъ дѣтописей русскихъ, не хотѣлъ самъ прослѣдить ихъ. Что онъ не сдѣлалъ этого - явствуетъ изъ слѣдующаго: когда онъ дошелъ до мѣста, гдѣ разсказано, что Руссы съ Оскольдомъ и Диромъ ходили на Византію, то спросилъ самъ себя: какъ же это могло быть, что Несторъ отдѣлилъ этихъ Руссовъ отъ новогородскихъ? Отвѣчаемъ ему: достопочтеннѣйшій мужъ! гдѣ ты самъ трудился надъ извлеченіемъ славянской исторіи изъ вѣковой архивной пыли, тамъ ты пролилъ свѣтъ, который уже не затмится клеветою, но гдѣ ты положился на ученіе скандинавомановъ, тамъ ты жестоко обманутъ! Потрудись самъ прослѣдить лѣтописи Руссовъ и ты найдешъ, что они чистой славянской крови!

Теперь выставимъ всѣ положенія скандинавомановъ, на которыхъ они основываютъ свое мнѣніе, что будто варяги-Русь были шведы.

1) Что въ Швеціи есть область, издревле называющаяся Рослагеномъ (Rosslagen).

2) Что шпіоны шведскіе назвались въ Византіи Руссами.

3) Что варяги при византійскомъ дворѣ говорили датскимъ языкомъ.

4) Что варяги пришли изъ-за-моря.

5) Что имена: Рюрикъ, Синеусъ, Труворъ, Оскольдъ и Диръ скандинавскія, а не славянскія.

6) Что Рюрикъ завоевалъ Россію, а не добровольно былъ призванъ новогородцами.

На мнѣніе, что Рослагенъ есть мѣсто родины варяговъ-Руси, мы должны возражать слѣдующими доводами:

Рослагенъ не составляетъ никакой области, это названіе слишкомъ громко для приморскаго мѣстечка, могущаго конечно вмѣстить 5000 торговыхъ людей съ ихъ балаганами, но при осѣдлой жизни недостаточное и для 500 душъ.

При томъ и самое слово «Rosslagen» составлено изъ двухъ: Ross (Русь) и Laga (кочевье). Слова: «Lav» «Lagh» однозначущія съ «Laga», и равно какъ и нѣмецкое «Lager», принятое у насъ въ русскій языкъ въ словѣ «лагерь», употребляются для означенія военнаго кочевья. Такъ въ Англіи «Danelagh» означаетъ мѣсто кочевья дановъ во время ихъ набѣговъ на Англію; въ Норвегіи «Thröndelagen» (Фрёнделагенъ) - мѣсто кочевья готскаго племени – фругундіоновъНельзя не посмѣяться надъ исковерканностію словъ славянскихъ въ устахъ историковъ византійскихъ, римскихъ и германскихъ. Примѣромъ тому послужатъ фругундіоны, передѣланные изъ Фряговъ-Унновъ. Но объ этомъ поговоримъ подробнѣе въ статьѣ объ Уинахъ., во время набѣговъ ихъ на это государство; въ Швеціи Rosslagen - кочевье Руссовъ.

У шведовъ «Lägga sig» по нѣмецки: «sich lagern» - значитъ: помѣститься кочевьемъ. И такъ Rosslagen означаетъ только, что Руссы тамъ временно пребывали, что могло быть, разумѣется, только по случаю войны, грабительства, или торговли. Иначе бы и по мѣсту «Danelagh» должно было заключить, что датчане происходятъ отъ англичанъ, тогда какъ мы знаемъ навѣрное, что дѣло выходитъ наоборотъ и что значительная часть англичанъ происходятъ отъ дановъ.

Еслибъ Руссы составляли маленькое скандинавское племечко, то какъ могъ знать ихъ Ѳотій въ 866 году и говорить, что Руссы издревле имѣютъ, по его мнѣнію, худую славу. «Издревле» значитъ, по крайней мѣрѣ, за нѣсколько вѣковъ. Велико ли же могло быть племя рослагенское за нѣсколько вѣковъ до Оскольда, и что это, по пространству своему, воробьиное гнѣздо могло сдѣлать византійцамъ, отстоя отъ нихъ на нѣсколько тысячь верстъ? Такое заключеніе указываетъ на отсутствіе соображенія! Къ сожалѣнію мы не рѣдко видимъ въ исторіи, какъ дерзко - смѣлый авторъ однимъ почеркомъ пера уничтожаетъ цѣлый народъ, занимавшій многія тысячи квадратныхъ миль собою, и подобнымъ смѣлымъ дѣйствіемъ сажаетъ на его мѣстѣ другой народъ, о которомъ прежде никто и не слыхивалъ.

Еслибъ Руссовъ подъ разными наименованіями не было такого множества въ предѣлахъ тогдашней Россіи и хотѣли бы непремѣнно доказывать, что Руссы скандинавскаго или германскаго племени, то лучше бы выводить ихъ изъ Rossitz, что означаетъ по крайней мѣрѣ сидѣнье Руссовъ, а не кочевье. Хотя это мѣстечко и въ Моравіи находится, въ славянскомъ жильѣ, но вѣдь названіе Rossitz дано нѣмцами, такъ по чему бы, на основаніи той же теоріи, и этихъ славянъ не сдѣлать нѣмцами?

Сами скандинавы не рѣшались называть варяговъ-Руссовъ соплеменниками своими, только въ прошломъ 1853 году Мунхъ первый рѣшился это сдѣлать.

Но разсмотримъ, что говорятъ всѣ древнѣйшія лѣтописи скандинавскія о Руссахъ. Скандинавскими лѣтописями древнихъ временъ занимались: Торфей (норвежскій), Іоганнесъ Магнусъ (шведскій) и Саксонъ Грамматикъ (датскій историкъ). Они говорятъ, что:

Въ І-мъ вѣкѣ норвежскій владѣтель, Гальфданъ воевалъ въ земляхъ востока Россіи и Ливоніи, убилъ на поединкѣ славнаго русскаго царя Сигтрига и женился на дочери русскаго царя Эймунда. (Tort. Hist. Norw. 1. 175). Этимъ указывается во первыхъ, что русскихъ владѣній подъ особыми царями было не одно; во вторыхъ, что Руссы не норвежцы и что они, по всему вѣроятію, сосѣдили Ливонцамъ.

Вначалѣ І-го вѣка Фротонъ I, король датскій, въ морскомъ сраженіи побѣдилъ русскаго царя Траннора, взялъ городъ его, Роталу, въ Ливоніи, и Пельтискъ (Полоцкъ), столицу Веспазія, другаго русскаго царя, завоевавъ еще страну какаго-то царя Гандувана, на дочери котораго и женился (Sax. Gram.). Вотъ здѣсь опять два или даже три царства русскихъ, если имя Гандувана счесть за Надувана съ постоянно прилѣпляемымъ скандинавскимъ h впереди слова; притомъ всѣ эти царства русскія въ Поморіи, а Руссы не датчате.

Въ II-мъ вѣкѣ Готеръ, сынъ шведскаго короля Готброда, погибъ въ сраженіи съ Боемъ, сыномъ русской княжны Рынды. Сынъ Готера и его преемники имѣли многія войны съ Руссами въ теченіе всего II вѣка (Sax. Gr.). - Этимъ доказывается, что Руссы не были и шведами, ни даже шведскими подданными. Да и въ титулѣ шведскихъ королей писалось и пишется: Король шведскій, готскій и венедскій - и только. Этимъ доказывается, что Руссы никогда не были подвластны имъ. Если же венедовъ счесть за Руссовъ, то еще болѣе ясно будетъ, что Руссы были славяне. - Этимъ же доказывается, что и готы не скандинавы.

Въ ІІІ-мъ вѣкѣ король датскій Фротонъ III (по Торaею) женился на дочери какого-то царя унновъ и потомъ развелся съ нею, за что тесть объявилъ ему войну и соединился съ Руссами, но былъ побѣжденъ. Фротонъ отдалъ тогда Гольмгардскую (Холмогорскую) область королю Олимеру, Эстію другому королю, а третьему КонногардіюKonnogard, Chunigard, Hunisgard - означаетъ во всѣхъ видахъ уннскую землю. Въ статьѣ объ уннахъ мы постараемся доказать историческими доводами, что унны дѣйствительно жили рядомъ съ готами, на сѣверѣ. (Sax. Gr.). Изъ этого явствуетъ что: 1) на сѣверѣ Россіи жили Унны. Въ Архангельской губерніи дѣйствительно и по сіе время мы видимъ живыя урочища, сохранившія имя Унновъ: это Унискій заливъ, Уннская губа, озеро Унно, рѣка Унна. 2) что Унны владѣли землею Холмогорской, Эстіею и землею Уннской. 3) Что Руссы не датчане.

Іоганнесъ Магнусъ, архіепископъ Упсальскій, говоритъ, что за нѣсколько лѣтъ до Р.X. Готебродъ, вспомнивъ о насиліяхъ, совершенныхъ въ Швеціи РуссамиВотъ отъ чего приморское мѣстечко въ Швеціи получило названіе: Rosslagen. Оно дѣйствительно было кочевьемъ Руссовъ во время ихъ нападеній на Швецію. и эстами, собралъ войско изъ шведовъ и готовъ, вступилъ въ Русь, избилъ великое множество русскихъ и заставилъ ихъ платить себѣ дань. - Стало быть Руссы не были шведами.

Онъ же говоритъ, что по смерти Готеброда Родерикъ, сынъ Готгера, снова началъ войну съ Руссами и подчинилъ ихъ Швеціи. - Слѣдовательно Руссы скоро освободились отъ первой дани, иначе не нужно бы было вновь подчинять ихъ войною.

Сильный король готовъ Vilimer или Philimer (Велеміръ), царствовавшій въ началѣ христіанской эры, объявилъ войну русскому царю Герииѳу или Гервиѳу, побѣдилъ его и наложилъ дань на Русь, поручивъ управленіе ею сыну своему Нордіану. Ио послѣ Гервиѳъ выгналъ Нордіана съ его готами (Joh. Mag.). - Этимъ доказывается, что Руссы не были и готами и вновь освободились отъ шведскаго плѣненія, - Или же было еще другое русское княженіе, отдѣльное отъ того, съ которымъ воевали шведы.

Въ VI вѣкѣ шведскій король Ингварь покорилъ себѣ Эстляндію и отправился съ тою же цѣлію въ Россію, но былъ тамъ убитъ (Sax. Gram.).

Въ имѣніи Ѳ.Н.Глинки, въ тверской губерніи, есть камни съ древними надписями; снимокъ съ одной изъ нихъ отправленъ былъ въ Копенгагенское общество Древностей; тамъ прочли надпись слѣдующимъ образомъ: «Здѣсь Ингварь поднятъ на щиты.» Что значитъ: признанъ королемъ - этимъ снова доказывается, что Руссы не шведы, и что за 300 лѣтъ до пришествія варяговъ въ тверской губерніи сидѣли уже РуссыЧто Руссы сидѣли тамъ и прежде, мы постараемся доказать въ статьѣ о Руссахъ собственно..

Въ исландскихъ сагахъ упоминается о знаменитомъ русскомъ владѣтелѣ Зигурламѣ, который, по мнѣнію Торфея, жилъ въ III вѣкѣ. - Это вновь подтверждаетъ, что Руссы составляли отдѣльныя отъ скандинавскихъ и самобытныя государства.

Въ VII вѣкѣ знаменитый ИворъВъ статьѣ о данахъ мы постараемся доказать что Иворъ и зять его Рерикъ были венеды., завоевавъ Данію, воцарился въ ней, потомъ покорилъ Швецію и завладѣлъ частью какого-то русскаго государства. Онъ убилъ зятя своего Рерика, царствовавшаго въ Зеландіи (въ то время Зеландія населена была одними славянами). Жена Рерика, Овда, дочь Ивора, бѣжала послѣ этого въ Россію съ малолѣтнымъ сыномъ своимъ Гаральдомъ, къ русскому князю Радибрату и вышла за него въ замужство. - Этотъ Гаральдъ, пасынокъ Радибрата, съ помощію флота вотчима своего вступилъ на датскій престолъ въ томъ же VII вѣкѣ (Sax. Gram.). - Этимъ доказывается: 1-е что князь Руссовъ, Радибратъ, владѣлъ приморскою стороною, ибо имѣлъ флотъ. 2-е Что кромѣ этого государства русскаго было и другое, частью котораго завладѣлъ Иворъ. 3-е Что руссы составляли отдѣльный народъ и отдѣльныя государства отъ Швеціи.

Сынъ Фротона ІІІ-го, Фридлавъ, былъ воспитанъ въ Россіи и съ помощію русскаго князя вступилъ на престолъ (Sax. Gram.) Опять свидѣтельство, что русскіе князья были самовладѣтельны и не подчинены скандинавамъ.

Въ VII вѣкѣ Гальфданъ, датскій король, помогалъ Руссамъ противъ шведскаго короля (Sax. Gram.).

Всѣ эти выводы ясно показываютъ, что Руссы не были ни шведы, ни датчане, ни норвежцы, ни даже готы, и составляли самобытныя государства, въ числѣ которыхъ были и приморскія, слывшія подъ именемъ поморянъ.

Подобныхъ выводовъ можно сдѣлать множество изъ исторіи Скандинавіи; всѣ они поведутъ къ тому же, что Руссы отнюдь не скандинавскаго, а судя по нѣкоторымъ именамъ князей своихъ, чисто славянскаго племени.

Но скандииавоманы отвергаютъ вѣрность сказаній этихъ трехъ историковъ, потому, что они бьютъ на повалъ ихъ ложное ученіе. Возможно-ль допустить, чтобы три разныхъ писателя, говорящихъ о трехъ различныхъ народахъ, писали ложь, когда ихъ показанія относительно четвертаго народа, Руссовъ, соприкосновеннаго къ тѣмъ тремъ только дѣйствіями непріязненныхъ отношеній, были такъ согласны между собою, какъ будто бы они писали всѣ вмѣстѣ, съ общаго согласія, и по однимъ и тѣмъ же даннымъ. Такіе историки заслуживаютъ еще болѣе довѣрія, которые, слѣдя дѣянія разныхъ народовъ, на разныхъ путяхъ и съ различныхъ точекъ воззрѣнія, совпадаютъ въ своихъ выводахъ въ одну точку относительно времени, мѣстности и дѣйствій совершенно чуждаго для нихъ народа, ими вовсе незнаемаго, но только по разнымъ отношеніямъ соприкосновеннаго ко всѣмъ тѣмъ, исторію которыхъ они писали. Эти историки вовсе не помышляли о томъ, чтобы выставлять Руссовъ, но имъ нужно было говорить о Руссахъ для поясненія каждому своей только исторіи.

Скандинавоманы говорятъ, что эти историки составляли свои лѣтописи изъ преданій и народныхъ пѣсенъ, а потому и нельзя имъ вѣрить. - Да скажите намъ: котораго во всемъ мірѣ народа первоначальная исторія составлена не изъ преданій? Вѣдь искусство писать образовалось у каждаго народа позднѣе начала бытія его; изъ этого не исключаются и самые греки, слѣдовательно первобытная исторія только въ преданіяхъ и могла быть сохранена. А что преданія, сохранившіяся въ трехъ скандинавскихъ государствахъ, вѣрны и несомнѣнны, это явствуетъ изъ одинаковаго указанія на враждебныхъ имъ Руссовъ, которые могли войдти въ одинаковомъ или сходномъ отношеніи во всѣ три исторіи не иначе, какъ по дѣйствительности описываемыхъ событій.

Притомъ и санъ этихъ историковъ не даетъ повода думать, чтобы они руководствовались пустыми сказками. Саксонъ быль протоіереемъ (Probst) въ Рёскильдѣ, Іоганнесъ Магнусъ архіепископомъ въ Упсалѣ.

Ни Торфей, ни Саксонъ Грам., ни Іоган. Маг. не имѣли никакого повода выставлять Руссовъ вопреки истинѣ, хваля ихъ славныхъ витязей. Они всѣ трое трудились для объясненія скандинавской исторіи, и всѣ приводятъ дѣла славныхъ Руссовъ разныхъ столѣтій. - Струбе приводитъ въ доказательство того, что Руссы будто скандинавы, всѣ упомянутыя здѣсь сказанія Іоган. Маг. Но что же онъ ими доказываетъ? только то, что Руссы были въ постоянной враждѣ со шведами и бивали ихъ неоднократно. Вмѣсто достиженія цѣли своей: доказать, что Руссы шведскаго племени, онъ только болѣе поясняетъ, что Руссы рѣшительно не скандинавскаго племени.

А что скажутъ скандинавоманы о живущихъ въ австрійской имперіи Руснякахъ, Русинахъ, Рутенахъ, Червоноруссахъ, которыхъ въ Австріи собственно 2 милліона, въ Галиціи 1,800,000, въ Зибенбюргенѣ 200,000, въ Венгріи милліонъ, и которые всѣ говорятъ по сіе время славянорусскимъ языкомъ? Какіе скандинавы дали этимъ Руссамъ свое имя, не бывавъ никогда въ странѣ ихъ?

Кстати приведемъ здѣсь въ доказательство, что Руссы не были скандинавы, и то, что имя мѣстечка «Рёскильдъ», въ которомъ жилъ Саксонъ, въ переводѣ значитъ: «колъ для Руссовъ», а въ дѣйствительности это было мѣсто казни для Руссовъ, попадавшихся, въ своихъ набѣгахъ, въ плѣнъ къ скандинавамъ. Руссовъ сажали тутъ на колъ (Aberdin). Въ такомъ мѣстѣ конечно могло скопиться множество преданій о Руси и Руссахъ. Да и въ исландскихъ сагахъ упоминается въ числѣ только сосѣднихъ народовъ скандинавскихъ, а не подданныхъ имъ, народъ Ruiz, т.е. Руссы.

Всѣ описанные нами здѣсь факты повторяются и объясняются и другими сказаніями, о чемъ мы еще будемъ говорить въ статьяхъ: норманны, кельты, скандинавы, венеды, готы, бритты, иры и каледонцы, а теперь взглянемъ только бѣгло на нѣкоторые источники не скандинавскіе, убѣждающіе въ томъ, что Руссы не скандинавы, а славяне.

1) Лѣтописцы прусскіе ясно говорятъ о войнахъ пруссовъ, въ VI вѣкѣ, съ сосѣдними имъ Руссами и ихъ союзниками - мазовшанами. Одного изъ князей русскихъ того времени называютъ они Чимбагомъ.

Этимъ доказывается: 1) мѣстность Руссовъ близь Поморья; 2) славянство Руссовъ какъ по буквѣ ч, въ имени Чимбагъ, не свойственной скандинавскимъ языкамъ, такъ и по названію владѣтеля русскаго княземъ; ибо въ Швеціи никогда князей не бывало, да и теперь нѣтъ; у нихъ были только конунги разныхъ степеней, какъ Tiodskonungar, Fylkiskonungar, Näskonungar и пр.

2) Русскій поморскій князь, Ратиборъ, далъ свой флотъ въ помощь датскому королю Гильдестанду, для истребленія морскихъ разбойниковъ.

3) Городъ на Лабѣ, Рослау, древняя Русислава, свидѣтельствуетъ, что тамъ сидѣли нѣкогда Руссы. А какъ названіе это гораздо старѣе 862 года, то значитъ, что Русь была тамъ до пришествія варяговъ въ Новгородъ. Что эта Русь была славянская, а не скандинавская, въ томъ свидѣтельствуетъ вторая половина имени города «слава». На это не нужно намъ доводовъ историческихъ; географія сохранила намъ имя Русиславы, а вмѣстѣ съ тѣмъ и славу славянорусскаго племени, жившаго отъ Лабы до Нѣмана.

3) По Пиѳею, поморье отъ Фришъ-Гафа до Куришъ-Гафа называлось Руснею.

4) Въ IX вѣкѣ мореплаватель Вулфстанъ нашелъ торговый городъ Ruse (Русу) у Фришъ-Гафа.

5) У Скимноса Хіосскаго то мѣсто Балтійскаго моря, гдѣ были янтарныя копи, названо Novoruthä (Новорусью).

6) Что Русь - славянское племя, а не скандинавское, и что и самое имя «Руссъ» славянское, то признаютъ и чехи и даже постоянно въ борьбѣ съ Руссами находившіеся, поляки. Ихъ историки пишутъ, что было три брата: Ляхъ, Чехъ и Русъ родоначальниками всего славянскаго племени.

7) Розысканія Г.Морошкина также свидѣтельствуютъ, что Руссы сидѣли у Поморья, но мы его доводы приведемъ въ статьѣ о роксоланахъ.

Если строго разсматривать наши лѣтописи, то оказывается, что съ славянами, кривичами, чудью и мерею участвовала въ призваніи варяговъ даже и Русь; ибо только отъ поправки Тимковскимъ лаврентьевскаго списка по кенигсбергскому ускользнула изъ него эта мысль. Тимковскій сдѣлалъ нѣсколько такихъ ошибокъ, на пр. въ неисправленной лаврентьевской лѣтописи сказано: «Идоша за море къ варягомъ Русі; сице бо ся зваху тьи варязи суть». Въ переводѣ будетъ: «Пошли за море къ варягамъ-Руссамъ, ибо такъ называвшіеся Руссы были варяги. Но въ Кенигсбергскомъ спискѣ вмѣсто «суть» поставлено «Русь»: Тимковскій, согласно кенигсбергскому списку поправилъ и лаврентьевскій, но ошибочно; ибо у него вышло повтореніе, вмѣсто поясненія. - Несторъ хотѣлъ слазать, что пошли къ варягамъ-Руси, названнымъ потому такъ, что они занимались варяжничествомъ, слѣдовательно онъ намекалъ, что есть Руссы, которые и не варяги, и тѣмъ прямо указываетъ, что «варягъ» есть нарицательное имя.

А что слово «варягъ» есть дѣйствительно нарицательное имя, то мы видимъ изъ Русской правды Ярослава. Ибо въ статьѣ, подъ заглавіемъ: «ωже придетъ кръвавъ мужъ», между прочимъ сказано: «ωже боудетъ варягъ или колбягъ, тъ полная видока вывести и идеша на роту». Но подъ словомъ «колбягъ» подразумѣвался работникъ, дѣлавшій жесть изъ желѣзныхъ полосокъ; полоски эти назывались колбягами, а мастера колбяжниками. Слѣдовательно, и подъ словомъ «варягъ» должно подразумѣвать какое либо особое занятіе. Смѣшно думать, чтобы въ этомъ дѣлѣ собственное имя поставлено было въ одну категорію съ нарицательнымъ.

Далѣе у Нестора въ неисправленномъ подлинникѣ лаврентьевскаго списка сказано: «Рѣша Русь, Чюдь, Словене и Кривичи». Здѣсь ясно, что къ варягамъ-Руси пришли: Русь же, а съ нею и Чудь, Славяне и Кривичи. Но въ кёнигсбергскомъ спискѣ слово «Русь» поставлено, вмѣсто именительнаго падежа въ дательномъ, т.е. «Руси», а Тимковскій перенесъ эту ошибку и въ лаврентьевскій, исправляя его. А какъ лаврентьевскій списокъ старѣе кёиигсберскаго, то мы полагаемъ, что послѣдній надлежитъ поправить по первому, а не наоборотъ. По лаврентьевскому списку, не испорченному поправкой, выходитъ, что къ варягамъ-Руси пришли, въ числѣ пословъ, и Руссы - не варяги.

Да въ этомъ и нѣтъ ничего удивительнаго, что вмѣстѣ съ прочими пришла и Русь къ русскимъ варягамъ. Вѣдь Старая Руса существовала уже въ то время, и нѣтъ сомнѣнія, что она населена была Руссами, и что эти Руссы, по близости отъ Новгорода, входили и въ составъ Новогородской вольной области, а потому и дѣйствительно могли участвовать какъ въ выборѣ князей, такъ и въ депутаціи, къ нимъ отправленной.

А что старая Руса построена еще до варяговъ, явствуетъ изъ того во первыхъ, что объ ея построеніи не упоминается въ лѣтописяхъ, во вторыхъ, что никакой другой новой Русы, или просто Русы, не было построено въ новогородскихъ владѣніяхъ, могшей дать поводъ назвать эту Русу «Старою», ибо нѣтъ никакаго сомнѣнія, что эта Руса не называлась Старою, когда была еще одна.

Въ послѣдствіи мы укажемъ въ статьѣ о Руссахъ, гдѣ построена была и Новая Руса.

Даже и то мѣсто текста лѣтописи, гдѣ сказано: «Избрашася 3 брата и пояша всю Русь по собѣ», можно толковать такъ, что общее названіе Новогородскаго владѣнія, кромѣ Чуди и Мери, было «Русь», а только Новогородцы назывались Славянами; ибо братья раздѣлили Русь, - но какую же, если не Новогородскую?

Напрасно нѣкоторые изъ нашихъ историковъ толкуютъ, что Новогородцы прозвались Русью тотчасъ по прибытіи варяговъ. Въ лѣтописи сказано: «отъ тѣхъ прозвася Русская земля Новоугородьци: ти суть людье Новогородьци отъ рода Варяжска преже бо бѣша Словене». То есть: русская земля или Руссы назывались прежде славянами, а когда пришли варяги, то эти Руссы прозвались Новогородцами; вотъ и тутъ есть намекъ, что эти славяне были также Руссы.

Позднѣе, когда Олегъ поселился уже въ Кіевѣ, сказано въ лѣтописи: и рече Олегъ: се буди мати градомъ Русскимъ. Бѣша у него Варязи, и Словени и прочии прозвашася Русью. Слѣдовательно только при Олегѣ прозвались всѣ подвластныя ему племена снова Русью, когда пришли къ Руссамъ кіевскимъ.

Что въ Кіевѣ и его окрестностяхъ сидѣли также Руссы, явствуетъ изъ того, что Олегъ пришелъ въ Кіевъ въ 879 году, а византійскіе историки называютъ кіевскихъ славянъ и окрестныхъ имъ жителей Руссами во время императора своего, Михаила, умершаго въ 867 году, слѣдовательно по крайней мѣрѣ за 12 лѣтъ до Олега, если не болѣе. По Фотію же они изстари извѣстны грекамъ, подъ именемъ Руссовъ.

Вся разность состоитъ въ томъ, что кіевскіе Руссы назывались Россами, какъ и рѣка Рось, впадающая въ Днѣпръ, это доказываетъ; а сѣверные именовались Руссами; такъ точно западные Руссы именуются и по нынѣ Руссинами и Русняками, а восточные назывались Расью, Рсою, Расами, Расами называли сербы сами себя., Ресами и Ресенами.

Въ подтвержденіе нашихъ выводовъ, изъ лаврентьевскаго списка лѣтописи Несторовой, скажемъ въ заключеніе, что въ одномъ изъ новѣйшихъ списковъ сказано такъ: «и посла къ варягомъ-Руссомъ, кои быша словене, за море.» - Мы не брали въ руководство себѣ ни одного изъ новѣйшихъ списковъ, но довели до того же самаго заключенія. Какъ бы этотъ списокъ ни былъ молодъ, но все онъ отдѣляется отъ насъ многими столѣтіями, и вѣроятно тогда живы еще были преданія о славянствѣ варяговъ-РуссовъПереписчикъ можетъ ошибиться, т.е. поставить слово не въ томъ падежѣ или времени, онъ можетъ пропустить слово, или цѣлое рѣченіе, можетъ одно слово замѣнить, по ошибкѣ, другимъ, но не можетъ вставить цѣлаго реченія, какъ на пр здѣсь: «кои быша словене»..

Кромѣ того должно замѣтить, что Несторъ нигдѣ не смѣшиваетъ видоваго имени народа съ родовымъ и, говоря о варягахь, онъ ясно раздѣляетъ народы. - Ну еслибъ мы сказали, что въ 1812 году пришли воевать Россію парижане, Французы, италіанцы, голландцы и проч., вѣдь скандинавоманы стали бы надъ нами смѣяться, что мы между родовыхъ именъ поставили одно видовое, принадлежащее уже къ упомянутому нами роду, и, можетъ быть, спросили бы насъ: а развѣ парижане не французы, что вы ихъ особенно упоминаете при французахъ? - И мы теперь спросимъ Гг. скандинавомановъ: отъ чего же вы не смѣетесь надъ собою, когда хотите имя Руссовъ счесть за видовое, поставленное передъ своимъ родовымъ «Свеями»? - Конечно это смѣшно, но только не для васъ!

Вторымъ доводомъ къ заключенію, что будто Руссы были шведскаго племени, выставляютъ скандинавоманы слѣдующее обстоятельство: отправленные императоромъ Ѳеофиломъ, въ 839 году, къ Людовику Благонравному люди, именовавшіе себя въ Византіи Россами, а владѣтеля своего Гаканомъ, оказались лазутчиками и свеонами.

Разсказъ состоитъ въ томъ, что свейскіе лазутчики пришли въ Византію подъ именемъ Россовъ. А выводъ скандинавомановъ изъ этого слѣдующій: если свеоны, для скрытія имени своего, назвались Россами, то Россы должны быть непремѣнно свеоны.

Не станемъ разъяснять того, что лазутчики называются всегда чуждымъ народнымъ именемъ, а приведемъ только подобный примѣръ въ опроверженіе этого не блестящаго разумомъ доказательства. - Ну еслибъ турокъ пришелъ теперь въ Пруссію подъ именемъ Русса, а по изслѣдованію оказалось бы, что онъ лазутчикъ и турокъ - неужели изъ этого должно заключить, что Руссы подвластны туркамъ или даже и сами турецкаго племени? А вѣдь по логикѣ скандинавомановъ выходитъ точь въ точь такъ!

Такіе доводы, похожіе на безсмысленный лепетъ младенца, не должны имѣть и мѣста въ исторіи. Въ дополненіе скажемъ только, что Россами назывались въ то время только кіевскіе Руссы, а сѣверные именовались постоянно Руссами. Если развить далѣе теорію скандинавомановъ, то выйдетъ, что рослагенцы, пройдя чрезъ новогородскія владѣнія, взяли сперва Кіевъ, а потомъ чрезъ 20 лѣтъ они попятились назадъ, да уже тогда и Новгородъ имъ досталсяА что лазутчики назвались Россами, отдаленными отъ скандинавовъ, а не Руссами, сосѣдившими имъ - это весьма естественно; ибо Россы были въ сношеніяхъ съ византійцами, какъ близкіе ихъ сосѣди, а Руссы нѣтъ..

Третьимъ доводомъ ставятъ скандииавоманы то, что будто варяги, находившіеся при византійскомъ дворѣ, говорили датскимъ языкомъ. Опроверженіе этого довода сдѣлано уже въ самомъ началѣ и доказано, что варяги принадлежали къ разнымъ народомъ и въ числѣ этихъ народовъ были и славяне.

Четвертымъ доводомъ ставятъ скапдинавоманы то, что призванная на княженіе Русь пришла изъ-за-моря, слѣдовательно изъ Швеціи.

Но мы выше доказали, что Поморье, или нынѣшняя Померанія, занято было Руссами, а потому нѣтъ никакого сомнѣнія, что изъ Новгорода къ Руссамъ, въ Поморье, слѣдовало отправляться моремъ; особенно если сообразимъ, что всѣ заливы морскіе входили тогда далѣе внутрь материка, нежели теперь; что явствуетъ какъ изъ того, что въ то время все пространство, занимаемое нынѣ Невою, было моремъ, ибо Ладожское озеро входило тогда устьемъ въ море; такъ и изъ наблюденій шведскихъ ученыхъ, по которымъ оказывается, что Балтійское море постепенно понижается, а именно чрезъ каждые 15 лѣтъ на три дюйма; а какъ съ 862 года по сіе время прошло такихъ періодовъ слишкомъ 66, то значитъ, что во время пришествія варяговъ море было на 199 дюймовъ, или почти на двѣ съ половиною сажени, выше настоящаго его теперь горизонта, а потому и Чудское озеро могло входить тогда устьемъ въ море; слѣдовательно путь къ варягамъ поморскимъ водою, былъ ближайшій и удобнѣйшій.

Слѣдовательно путь изъ Новгорода въ Поморье шелъ сначала по рѣкѣ Волхову въ Ладожское озеро, а чрезъ него въ море до мѣста варяговъ-Руси. Кромѣ того должно замѣтить, что за моремъ отъ Новгорода жили не одни шведы, а многіе народы: почему же скандинавоманы берутъ это обстоятельство въ число доводовъ своихъ? Вѣдь за моремъ жили и роксолане, и бодричи, и вагры, и раны, и даны, и англы, и руссиліонцы; почему же послы отправились въ Рослагенъ, а не въ Русьиліонъ, Русню Пиѳея, или Русу Вульфстана? Видно такъ было надобно! Это очень похоже на то, какъ еслибъ мы сказали, что въ Рослагенъ есть сухопутная дорога, стоитъ только обогнуть Ботническій заливъ.

Относительно 5-го возраженія скандинавомановъ, будто имена: Рюрикъ, Синеусъ, Труворъ, Оскольдъ и Диръ, скандинавскія, а не славянскія, мы имѣемъ сказать слѣдующее:

Слово «Рюрикъ», являясь у славянъ въ разныхъ видоизмѣненіяхъ, смотря по свойству славянскихъ нарѣчій, болѣе или менѣе мягкихъ и гибкихъ, означаетъ всегда сокола.

1) Такъ на примѣръ малый Кролевецъ лутичей, нынѣ Кёнигсбергъ, въ франкфуртскомъ округѣ, находится на рѣкѣ Рёрикѣ, вытекающей изъ озера Рёрика.

Рёрикъ, на нарѣчіи лутичей, означаетъ сокола.

2) Столица Бодричей называлась Рарогъ, и означала сокола.

3) Мекленбургъ, бывши еще славянскимъ, назывался Рюрикъ и означалъ также сокола.

4) У древанъ соколъ назывался Рурикомъ; у поморянъ Рюрикомъ, у верхнихъ лужичанъ Руркомъ - не знаемъ, не отсюда ли происходитъ и имя Оруркъ; но по всей вѣроятности должно быть такъ.

У сербовъ и по сіе время есть городъ Соколъ.

У славянъ имена орла и сокола употреблялись искони какъ эпитеты молодечества; это мы видимъ изъ народныхъ пѣсснъ, сказокъ и поговорокъ, какъ на пр. «соколы, орлы могучіе» «ой вы соколики!».

Въ доказательство того, что эпитетное имя «Рюрикъ» принадлежитъ славянамъ, мы видимъ, что Рюрикомъ назывался братъ владѣтельнаго князя Богемскаго. Что этого Рюрика нельзя назвать пришедшимъ изъ Скандинавіи, это несомнѣнно; ибо въ Богемію никогда ни скандинавы вообще, ни варяги въ особенности не приходили.

И такъ прозвище «Рюрикъ» есть чисто славянское, означающее сокола, и безуспѣшны будутъ всѣ притязанія скандинавомановъ на него.

Разсмотримъ теперь имя втораго брата князей варяжскихъ, Синеуса.

Древніе сѣчные казаки управлялись особыми князьями; въ числѣ ихъ былъ князь Засѣкинъ, идущій по колѣну князей Темносинихъ, отъ князей смоленскихъ. Почему князья Темносиніе получили это прозвище ? не одинъ ли поводъ служилъ причиною въ обоихъ случаяхъ, какъ у вѣтви князей смоленскихъ, такъ и у брата Рюрикова? Но посмотримъ далѣе: Плиній приводитъ синеволосыхъ роксоланъ, жившихъ на Поморьи. Не станемъ еще доказывать здѣсь, что поморскіе роксолане суть Руссы, а обратимъ только вниманіе на то, что и Синеусъ могъ быть такъ прозванъ по синимъ усамъ его. Что онъ не названъ синебородымъ - это понятно, ибо варяги брили бороды и носили усы, и самый Рюрикъ изображается только съ усами въ нашихъ генеалогическихъ картинахъ, а равно и на золотомъ брактеатѣ, хранящемся въ копенгагенскомъ музеѣ.

Что прозвища по цвѣту волосъ и другихъ частей давались во всей Европѣ, а не только у однихъ славянъ, мы видимъ изъ того, что Гвидъ, графъ бульонскій, названъ былъ Бѣлобородымъ, Фридрихъ I - Рыжею бородою, Гаральдъ III, датскій король - Синезубымъ (Blaatand), Генрихъ - Синею бородою.

Синими волосами называютъ вообще черные, съ синимъ отливомъ.

И такъ «Синеусъ» есть эпитетное прозвище втораго брата изъ призванныхъ русскихъ князей, на княженіе въ новогородскую область, и означаетъ не что иное какъ Сине-усаго.

Имя третьяго брата - «Труворъ» должно быть не эпитетное; но что оно славянское, тому служатъ доказательствомъ много другихъ именъ, завѣрное славянскихъ, похожихъ на него своимъ строемъ и окончаніемъ, а именно: Вигбиръ, сынъ Вулка, князя поморскаго (996), Думаръ, князь черешпанъ (1114), Приборъ, въ Лобургѣ, фогтъ у магдебургскаго архіепископа - славянинъ и идолопоклонникъ (1115), Самборъ, князь восточной Поморіи (1170).

Теперь разсмотримъ имя Оскольда. Оскольдъ ни роду, ни племени Руссовъ, сказано въ лѣтописи. И дѣйствительно онъ долженъ быть литовецъ; ибо у литовцевъ множество именъ съ подобнымъ окончаніемъ, на примѣръ: Рингольдъ - литовскій великій князь; Ромпольдъ, Гастольдъ, Гедигольдъ - литовцы и главные дѣятели во время войны Руси съ литвою.

Объ Дирѣ мы пока еще ничего сказать не можетъ; но, можетъ быть, дальнѣйшія изслѣдованія литовской исторіи дадутъ возможность приурочить и это имя къ соплеменнымъ ему литовскимъ.

Послѣднее возраженіе скандинавомановъ относится къ добровольному избранію Рюрика. Они утверждаютъ, что Рюрикъ завоевалъ новогородскую область. Доказательства ихъ основываются на голословномъ предположеніи, опровергаемомъ самою лѣтописью. Но если допустить, что Рюрикъ завоевалъ Россію, какъ думаютъ недоспѣлые критики, не сообразившіе неравенство боя, то онъ долженъ бы былъ привесть съ собою не рослагенскую горсть народа, а все народонаселеніе тогдашней Скандинавіи; да и тогда трудно бы было ему бороться съ могучими еще Новогородцами въ дѣлахъ внѣшняго, непріязненнаго вліянія. У нихъ разладъ былъ только внутренній, но самосохраненіе соединило бы ихъ для отраженія внѣшнихъ нападеній, а между тѣмъ и исторія Швеціи сохранила бы память о такой великой побѣдѣ, между тѣмъ эта исторія не даетъ ни малѣйшаго намека на такое событіе - она молчитъ, какъ гробъ вѣковой! А потому оставимъ и мы эту пустую, ничтожную и фантастическую придирку, не заслуживающую, по настоящему, и опроверженій, особенно же когда въ разныхъ мѣстахъ Несторовой лѣтописи сказано: 1) Болгаре насильницы Словенамъ быша, 2) Обры насильницы Дулебамъ быша, 3) варяги (же) насельницы Иовограда. Здѣсь ясно, что первые и вторые насиловали народы, т.е. побѣдили ихъ, а послѣдніе только поселились между Новогородцами, какъ мирные сограждане.

Что Меря и Чудь участвовали въ призывѣ варяговъ, это нисколько не удивительно; эти племена слились еще за долго до того времени, по обстоятельствамъ торговымъ, въ одинъ общій союзъ съ Новогородцами, и Новгородъ былъ центромъ ихъ дѣйствій; а потому, еслибъ они и могли отложиться отъ него, то считали для себя такое отложеніе не выгоднымъ, ибо имъ надлежало бы тогда отказаться и отъ новогородской торговли. Примѣры подобныхъ соединеній разноплеменныхъ народовъ мы видимъ въ торговыхъ вольныхъ областяхъ греческихъ. Хотя историки говорятъ преимущественно объ однихъ только военныхъ дѣйствіяхъ грековъ, однакоже занятія нхъ торговлею ясно проглядываютъ въ описаніяхъ всѣхъ областей. Да и нельзя бы было, безъ торговли, такъ скоро богатѣть имъ, особенно же частнымъ лицамъ стяжать такія огромныя богатства.

Что избрано было три князя - это естественно и соотвѣтствовало господствовавшей тогда удѣльной системѣ.

И такъ выводъ нашъ состоитъ въ томъ, что варяги составляли касту, а не народъ; что въ этой кастѣ участвовали различные народы; что варяги составляли вначалѣ охранное войско торговыхъ судовъ на моряхъ и рѣкахъ, а въ послѣдствіи и сами занимались торговлею; что излишніе варяги нанимались къ разнымъ владѣльцамъ въ качествѣ тѣлохранителей или вспомогательныхъ войскъ; что Ганза вытѣснила варяговъ изъ ихъ круга дѣйствій, и что съ усиленіемъ Ганзы варяжничество кончилось и имя варяговъ изчезло въ исторіи. Далѣе: что названіе - «варягъ» есть славянское, что варяги-Руссы были славяне; что они сидѣли въ Поморьи, между Фришъ-Гафомъ и Куришъ-Гафомъ, что все это пространство называлось Русью, что и до призванія варяговъ-Руссовъ въ новогородской области сидѣли Руссы, которые также участвовали съ прочими въ призваніи варяговъ-Руссовъ. Что имена «Рюрикъ, Синеусъ и Труворъ» чисто славянскія; что «Оскольдъ» имя литовское и наконецъ, что Тимковскій, вмѣсто исправленія лаврентьевскаго списка Несторовой лѣтописи, ввелъ въ нее своими поправками ошибочныя понятія, введшія многихъ въ заблужденіе, служившее къ поддержанію до настоящаго времени ложнаго ученія скандинавомановъ, и наконецъ что уже пора историкамъ славянскаго міра идти по чистому пути лѣтописей и оставить голословныя опроверженія скандинавомановъ, пока сами обратятся на путь истинный и признаютъ молча, или торжественно свое заблужденіе.



Русская Православная Церковь
Николаевский Собор

Авторское право © 2012-2020.
Разработчик: Капитула Ян

Valid HTML 5
Правильный CSS!
Яндекс.Метрика